«Ангел Последней Надежды в путь за собою позвал…»

Ирина Сотникова

«Ангел Последней Надежды в путь за собою позвал…»
(к вопросу о выборах)

Писать о событиях, происходящих в жизни общества, – дело неблагодарное. Всегда найдутся люди, стоящие на стороне «правых», «левых» или просто равнодушные. Одним словом, надо принимать во внимание три точки зрения. Можно ли из них сделать одну, обобщенную? Сомневаюсь. Получится повествование насквозь приторное, лживое, похожее на речь воспитательницы детского сада: «Все вы, дети, хорошие. Возьмитесь за руки и живите дружно». Да, дружно хотят жить все. Но есть личные интересы, и они разные. У одних – желание получить «кусок пирога» бесплатно, у других – вечная, непонятная окружающим, проблема самореализации, а у третьих – панический страх перемен или «моя хата с краю». Так кому верить? Думаю, не «кому», а «чему». И это «чему» – факты.
Вчера, 29 сентября 2012 года, в жизни нашей писательской организации происходило важное событие – отчетно-выборная конференция, на которой необходимо было, наконец, выбрать руководство. После долгого периода «безвременья», когда наши писатели на несколько лет «ушли в себя» – в свои местные фестивали, клубы, издания, – когда не было никакого побудительного центрального стимула и каждый решал сам, как «проявиться», когда со смертью Н.А. Кобзева ослабела школа профессиональных критиков, – появилась надежда на объединение. Каждый из нас прекрасно понимает, что любое дело – это его руководитель. И мы, профессиональные писатели готовы были выбрать такого руководителя – человека смелого, харизматичного, профессионального критика и лингвиста, ученого и организатора. В свое время именно при его содействии стали издаваться журналы и газета, проводились фестивали, писательская жизнь кипела. Да, возможно, не всем нравился стиль его работы, возможно были недовольные (а где их нет?), но факты – упрямая вещь. Все эти события действительно происходили и легли в основу традиций. И теперь, пока мы еще помним то время, встает вопрос: можно ли возродить эти традиции? Можно.
Если кто-то думает, что хороший руководитель – это свободное финансирование из непонятной «кормушки», он глубоко ошибается. Так не бывает. Руководитель – это идея. Соратники – это те, кто реализуют вместе с ним эту основополагающую идею. А финансирование – сопутствующий элемент, который появляется, чтобы идея обрела жизнь. Причем, появляется из разных источников, которые образуются по ходу работы, протяженной во времени. Рог изобилия, из которого рекой льются материальные ценности – это элемент категорически сказочный. Если эти деньги зарабатываются трудом, никто не будет ими разбрасываться. Если это другой вариант, то хочется ли с ними связываться? Вопрос, конечно, риторический, касающийся больше философских категорий. Но сейчас не до философии.
Насколько я понимаю, писатели – народ свободолюбивый, незаполитизированный, презирающий так называемые «рога изобилия», но всячески радующийся свободной, честной помощи, – может выбирать такого руководителя, которого захочет сам. Но это в идеале. В жизни довольно часто (не все, конечно) писатель – человек со слабостями и амбициями, слабый к хвалебным речам и комплиментам, лишенный возможности быть услышанным и оттого хватающийся за любую возможность проявить себя. К сожалению, профессиональная организация – это круг, в котором таким людям можно чувствовать себя комфортно, защищено, стайно. И если самодостаточный писатель, как бы ему это ни было тяжело физически и морально, найдет силы и средства для реализации своего творчества, то большинство таких людей понимают, что сил у них мало, и «круг» все же дает ощущение принадлежности к «великому», потому что ничего другого (пресловутый внутренний огонь?) давно нет. А там, в этом «великом», достаточно быть активным, согласным и довольным «политикой» руководства, и тогда посыплются награды и благодарности. Как это было вчера, на конференции (денег нет, так хоть медаль – неважно, что не за талант, а за согласие).
К великому сожалению, такими людьми легко управлять.
И вчера прошла не отчетно-выборная конференция, а, по сути своей, тщательно продуманное театрализованное представление с четко распределенными ролями, в котором исход выборов был предрешен заранее. Многие участники конференции – самодостаточные писатели, личности с известными в писательском мире именами – почувствовали себя статистами, которым позволено было заполнить пустое пространство в креслах. Надеяться на объединение и возрождение традиций и почувствовать себя использованными – что может быть обиднее для личности?
Если более конкретно, то лучше идти по порядку: о том, что удивило.
Конечно, руководство главного писательского органа страны в качестве председателя собрания придало неимоверный вес происходящим событиям. Еще более неимоверный вес, почти невыносимый, придало собранию присутствие на всем протяжении «спектакля» одного из уважаемых руководителей нашей республики. Также удивило появление одного из вновь принятых (около четырех месяцев назад) «талантливого писателя» (так писала пресса) с личной охраной – при кобуре и прочих атрибутах. Интересно, кого охранник собирался расстреливать при явной или мнимой опасности для хозяина? К счастью, у хозяина – надежды украинской литературы – хватило ума выставить охранника за дверь.
В свое время, десять лет назад, когда национальное отделение писателей в республике влачило довольно тихое местячковое существование с украинской газетой и украинским языком, возникла ситуация, в результате которой в состав Союза была принята большая группа русскоязычных поэтов, писателей и критиков со всех городов республик. Среди них – известные ученые-лингвисты. Именно это событие заложило новые, современные традиции в нашей писательской организации, придало новые силы, вывело на свет талантливейших людей нашего времени и дало им возможность развивать свой талант. Для всех нас это был прорыв, свежий воздух, новые обетованные земли. К сожалению, именно сейчас, на конференции, самым главным руководителем это эпохальное прогрессивное событие ставится нам всем в вину: «Не по уставу!». Но тогда все понимали, что устав для того и был нарушен, чтобы сдвинуть литературную жизнь республики с мертвой точки. И наша благодарность людям, которые тогда имели смелость действовать по иным, внутренним моральным законам, также сегодня ставится нам в вину. Как сказало главное киевское руководство, пришло время исправить ошибку. И исправили. Принятие в состав республиканской организации большого количества писателей крымско-татарской и украинской национальности прямо на конференции однозначно перевесило голоса в пользу выбранного руководителя. Но о нем позже.
К сожалению, опять приходится отступить от хода собрания и объяснить, чем же автора статьи смущает принятие в организацию лиц крымско-татарской организации в таком большом количестве (о количестве голосов уже сказано, и это фактор немаловажный). Дело в том, что мы, носители русского, украинского языка (и даже суржика, Бог с ним), не знаем в полной мере тюркских языков – их колорита, оборотов речи, внутренних смыслов, семантических полей и так далее. И даже узнав перевод отдельных слов, нам, славянским писателям, крайне трудно понять, а есть ли в этих словах поэзия? Автор ни в коем случае не умаляет писательский талант многих отдельных авторов – тем более, что знакома лично и восхищена личностями этих писателей, – но вновь прибывшие, кто они? Как в рамках нашей писательской организации понять друг друга без знания языка? Но вот, что интересно: то же самое нельзя сказать о крымских татарах в отношении нас, славянских писателей: они наш язык не только понимают, но и отлично говорят (не все, конечно, и пишут на нем – так сложилось исторически). И что получается? Где писательское равноправие – в голосах? Но тогда это действо с наградами и принятием новых членов – необходимая формальность для принятия необходимого руководителя?
Уйдя на время в сторону, скажу, что отделение крымско-татарских писателей необходимо. Оно существовало и должно существовать, и мы, славянские писатели, очень хотим сотрудничать с грамотными писателями – в переводах, совместных мероприятиях, понимании местного, совершенно особого южного колорита и реализации его в творчестве. Но этично ли использовать усиление количества при голосовании, ослаблять и обособлять тем самым русскоязычных писателей и, по сути, усиливать таким способом национальное несогласие? Может, принятие в организацию новых крымско-татарских писателей гораздо природнее, благороднее и красивее смотрелось бы на каком-нибудь творческом фестивале, а не в преддверии выборов? Во всяком случае, на фестивале случилось бы усиление творчества, а вот на выборах, будем говорить прямо, случилось усиление «фракции». Политика!
А теперь пришло время поговорить о другой кандидатуре, которую «усиленная фракция», и не только она, и выбрала.
Никто из нас не против того, чтобы писатель был предпринимателем. Время сейчас такое. Если предприниматель, значит, способен финансировать проект, быть организатором, повести за собой людей. Сегодня предприниматель – это личность, потому что противостоит довольно жесткой реальности становления новой государственности. Известно, что не каждый сегодня может быть предпринимателем среднего класса (сразу исключаем олигархов и всех остальных, имеющих «доступ…»), для этого необходимо мужество, сила воли и большая психологическая выдержка. Другой вопрос, когда предприниматель, имея стабильный и соответственно все возрастающий доход, на досуге становится писателем. И тут возникает много этических нюансов.
Чего хочет такой человек на самом деле? Если он не может не писать, если все годы становления бизнеса он сдерживал свой талант, потому что было некогда (хотя… не верю, талант сдержать нельзя), если, наконец, «прорвало», – то ему при его доходе сам Бог велел издаваться, создавать и финансировать проекты, привлекать единомышленников, получать от них творческую поддержку, находить в этом общении темы для новых произведений и, хотя бы, подождать во времени, чтобы стать своим в этой сложной группе. И совсем другой вариант, когда такой предприниматель, бизнесмен или менеджер «перескакивает» через «стать своим» и сразу претендует на роль руководителя писательской организации. При этом обещает финансирование, как в предвыборной программе политика.
На конференции больше всего удивило, что именно такого человека предложили вторым кандидатом на роль руководителя организации – неизвестного писателям, но настойчиво рекомендуемым присутствующим на собрании руководством республики и руководством из центра. Да-да, автор не оговорился: высокопоставленные лица настойчиво рекомендовали всем остальным одуматься и отдать свой в голос в пользу человека, пришедшего на собрание с охранником. Дескать, он профессиональный менеджер, и у него есть деньги, которые польются на писателей золотым дождем: помещение, награды, издания и прочее, прочее. Самое интересное, что все действо проводилось в жестком согласии с уставом, которым председатель собрания, то бишь главный руководитель организации всей страны, время от времени потрясал перед носами сидящих в зале. Но разве не вызывает смех тот факт, что вновь принятый член писательской организации только спустя три года работы в составе организации, согласно уставу, имеет право давать рекомендации новым членам, а стать руководителем такой серьезной структуры может прямо сейчас? Разве это не явная оговорка устава, на которую в свое время либо никто не обратил внимания, либо ввели намеренно, чтобы использовать, как механизм на выборах?
Конечно, если говорить об обоих кандидатах, у многих присутствующих вызвала уважение позиция первого кандидата. Он не побоялся сказать о коммерческо-политическом подходе происходящей конференции, о том, что из голосования выкинули лежачих и умирающих писателей, неспособных присутствовать лично, о несправедливости происходящего действа. Больше того, он не побоялся НЕ СКАЗАТЬ, когда ему предложили озвучить свою программу, потому что его программа давно известна (как и фактические усилия на пользу организации). Именно поэтому многие «местечковые» писатели, многие годы не выбиравшиеся на такие собрания, поверили человеку с охранником, который красиво рассказал, в какие сроки будет выделено помещение, создан журнал (кстати, давно существующий) и начнется развитие газеты. Сроки сказочные: две недели, два месяца…
Хотим мы этого или нет, но в данном случае эффект толпы, красиво работающий на политических выбор, сработал в полную силу. Смешные обещания кандидата, навязчивая поддержка «самых главных», тщательно разработанный сценарий с помпезным вступлением (медальки и грамоты) вызвали странное доверие простого писательского люда. Автору статьи все это действо напомнило хорошо подготовленные театрализованные действа крупных сетевых кампаний, где обнявшиеся друг с другом «винтики», добывающие для кампании деньги, умиленно рыдают от зрелища, происходящего на сцене: громких имен, спецэффектов, света и музыки, забивающей сознание. Оболванивание.
Глупое изречение: «Надежда умирает последней». Человек, надеющийся на кого-то перестает надеяться на себя. Складывает руки. Но в данном случае многие из нас ушли из навязанного сценария в последней надежде остаться личностями (избежать участи «винтиков»).
Автор статьи не верит в финансирование. Его и раньше не было – действовали собственными силами. Откуда оно появится теперь? Автор статьи не верит человеку с охранником. Как можно верить тому, кто не был с нами все это время? Кто выскочил, словно черт из коробочки? Подспудно думается, что каких-то личных целей. Автор статьи не верит тем, кто «навязчиво рекомендует» выбрать определенного кандидата. Интересно, для каких личных целей это нужно именно им, навязывателям?
Поэтому автор статьи, как и многие другие, уходит прочь – в пустоту. В одиночество. В обособленность. В самосохранение личности, в самоуважение, в достоинство.
Философы говорят, что пустота, недеяние, отказ ради сохранения себя – путь к себе. И там, на этом пути, могут произойти удивительные открытия и события. Если на это не надеяться, жить становится крайне тяжело. Нам, писателям, вера в жизнь души необходима. Мы без нее угасаем. И трудно принять тот факт, что группа функционеров способна остановить творческий поток, убить в корне зародившиеся традиции. К счастью, многое в этом мире происходит помимо нашей воли: закон «нелепых» случайностей, например.
Хочется думать, что творчество находится на особом положении в Небесной канцелярии. Об этом много написано, передумано и сказано вслух. Именно в творчестве происходят странные, случайные вещи, поднимающие на высокий уровень тех, кто к нему причастен. И никакие деньги и сценарии здесь не помогают.
А вот закон «нелепых» случайностей…

2013 год, Симферополь

Share
Запись опубликована в рубрике Статьи с метками , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий