Да будут и темы, и рифмы

Ирина Сотникова

***
Да будут и темы, и рифмы,
Да будут обвалом снега!
Метель, белопенная нимфа,
Смеется, нежна и легка.

И мне, сокрушенной молитвой,
Так хочется той чистоты,
Что тихо рождается в битве,
Где сходятся солнце и стынь.

И водит рукой бессомненно
Не разум – метели игра.
На белой бумаге весеннее
Чернеет метафоры грань.

И так безграничны пространства,
Сокрытые снегом вдали,
Что ритм первобытного танца
Клокочет в замерзшей крови.

Февральское воскресенье

И больно глазам от февральского снега,
И сладко словам от весеннего сердца!
Мальчишка на санках несется с разбега,
Чтоб громко смеясь, завалиться в сугроб.

Какое мне дело, что жаркое лето
Расплавит снега, и в ромашковом скерцо
Растает печаль, словно горя примета, –
Под солнцем палящим ромашковых троп!

А небо бежит и бежит к горизонту,
От сини своей обезумев влюблено.
Случайная туча – раскрывшийся зонтик –
За небом спешит и боится отстать.

И нет никакого сегодня резона
Смущать сожаленьем покой бирюзовый.
Особая прелесть в таком межсезонье,
И белых снегов и надежд благодать!

***
Закружила зима, закружила,
Подхватила растерянный март.
Переменчива, яростна, лжива, –
Обманула. И кто виноват?

Кто виновен, что я на исходе,
Что так много на плечи взяла?
Беспорядок в душе и природе
Допустила сегодня сама.

Только марту мое покаянье
Не поможет. Печальны и так
Тополя, сторожащие зданья,
Мокрый гравий, ограда и парк.

Добавлять им печали не буду:
Мои беды – мои палачи.
А когда закружатся грачи, –
О плохом непременно забуду!

***

Белесое утро, порывистый ветер
И ветки обвисшая плеть…
Ворона пытается ветру навстречу
С обрывистой крыши взлететь.

А мне – всё сначала – с крутого причала
В невежливый день уходить.
Грозна и черна, горизонт мой качает
Насупленной тучи финифть.

Я вновь соберусь, совершу ритуально
Обряд надеванья причуд
И в утро, сраженное страхом астральным,
Уйду, как на битву идут.

***
Я выгнала память из дома,
Закрыла все окна и двери.
Сюжетам ее бестолковым,
Исходам печальным – не верю.

Что было – ушло безвозвратно,
Нет лиц в силуэтах неверных.
Тому, что случалось когда-то,
И тем, кто обидел, – не верю.

Я стала пустой и беспечной
Без груды пустых сожалений.
Не верю победам навечно,
Не верю своим пораженьям.

Я просто живу, я – ребенок
В гостях у неведомой силы.
Дай Бог, чтоб хватило силенок
Сказать ей за это «спасибо».

Я выгнала память из дома,
И я ни о чем не жалею.
Наверное, просто готова
К полетам, удачам, движенью.

***
Начисто, набело, заново
Мною зима переписана –
В солнцезакатное зарево,
Тонкую лунную выспренность.

В лирику, спевы, иконопись,
В омут, «прощайте» и прочее
Перешагну я на скорости
С общего «все» – на обочину.

В сумерки, холод, заснеженность,
Ветер, что в полные легкие.
И не стесняясь, в изнеженность –
Чистую, робкую, легкую.

Кухонный романс

Выпал снег за окном,
Двор и сад замело.
Взялись лужи ледком,
А на кухне – тепло.

Дремлет пальма в горшке,
Видит летние сны.
Кошка спит на тахте,
Растопырив усы.

Ветер воет в трубе,
Сочиняя сонет.
Каберне на столе –
В честь того, кого нет.

И не нужен никто:
Мне от снега тепло.
Пальма, я и вино…
И на кухне – светло.

Share
Запись опубликована в рубрике Меня здесь никто не найдет с метками , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий