Хорошо бы умереть хорошо

Виктор Бирюлин

Эссе

Чехов считал, что жить вечно было бы так же трудно, как всю жизнь не спать. Умер он гостиничном номере, вдали от родины и преданных ему друзей. Сказал по-немецки «я умираю», отвернулся к стенке и затих. Сказал по-немецки, потому что умирал в Германии, куда его, спасая, привезла жена. Значит, у его смертного ложа стояли она, чужой ему, по сути, человек, и чужой немецкий доктор.

Какая, казалось бы, разница, где и как умирать?

Почему же так трогают – стоит только дать волю воображению – собственные похороны, поминки с прощальными прочувственными речами? Оплакивание твоей преждевременной смерти близкими людьми размягчает душу, вызывая настоящие ответные слёзы. Может, потому, что ты ещё жив, а это всего лишь игра воображения – безопасная и утешающая.

А хорошо бы умереть хорошо.

В преклонном возрасте, в окружении семьи, в своём доме и без боли, по крайней мере, излишней. И чтобы в здравом уме и без страха. Собственно, вот как Чехов.

И никакого рая не надо. Нажился, хватит.

 

Share
Запись опубликована в рубрике Проза с метками , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий