17. Использовать жизнь по назначению. А дорога плывёт…

Ирина Джерелей “САГА О ПРЕДПРИНИМАТЕЛЕ”

17 глава (16 глава)

26 июня 2013 года, среда. Сейчас я еду в Феодосию, пишу свою маленькую сагу. В наушниках победно и как-то нестерпимо ангельски поёт Эмма Чаплин. Сколько хватает глаз — насыщенно-зеленые горы, долины, ущелья. В небе — башнеподобные белые облака, ярко оттеняющие его голубизну. Машина мчится быстро, будто летит над асфальтовым полотном. Белые ограничительные линии, словно яркие нитяные строчки на серой ткани, стремительно проплывают мимо.

Скорость, запах разнотравья, отличная музыка, тетрадь и ручка — это, на самом деле, настоящее счастье. Именно сегодня и сейчас. Мой водитель Коля привык, что я пишу в дороге, и занимается своим делом: ведет машину, обгоняет грузовики и старенькие легковушки колхозников, иногда отвечает по телефону. Ему это нравится.

Вообще, наслаждение жизнью — странная штука. Его можно получать каждый день — от хорошей дороги, от радостного и содержательного общения, от вкусной еды. Ведь и раньше никто не запрещал мне это делать. Никто, кроме меня самой.

Сегодня наслаждаться жизнью мешает многое. Тайфуны, цунами, войны, ядерные взрывы и прочие катастрофы… От всего этого можно сойти с ума. Но любой форс-мажор можно пережить, если остаться живым. Есть другая проблема — более мелкая, на первый взгляд, но более утомительная. Она заключается в нашем окружении.

Вокруг много людей, от которых легко заразиться не столько гриппом, сколько унынием. Их чувства, в большинстве своем, — серые, давящие, злобные. Маниакальная озабоченность завтрашним днем, тревога, скука и другие неприятные эмоции искажают восприятие мира, как дурное зеркало. Настоящая жизнь за искажениями не видна. А в нынешней реальности, наполненной постоянными страхами, от уныния становится совсем тяжко. Усталость какая-то неуемная. Все беспросветно.

Но так ли это на самом деле? Может, Бог или кто-то еще, создавший нас и нашу планету, на самом деле дает каждому такой бесценный подарок как жизнь, не для того, чтобы мы беспросветно мучились, страдали, стенали, болели и умирали? Смысл в радости, в эмоциях, в наслаждении от себя, от работы, от реализации планов и творчества. Но понять это порой трудно.

Иногда у меня такое ощущение, что мы, намеренно страдая и придумывая себе проблемы, а потом искусно решая их или наоборот, используем свою жизнь не совсем по назначению. Это все равно, что подарить безграмотному крестьянину иномарку последней модели, и он в салоне начнет разводить костер — чтобы ветром не задувало пламя. Вроде, и защита, и крыша над головой, хоть и коптит.

А что представляет собой сама машина, и как можно ее приспособить по-настоящему — ему невдомек. Слишком сложно. Да и не будет ездить иномарка по проселочным дорогам.

В общем, противоречия действительно не разрешимы.

***

А дорога плывет — яркая, свободная, зовущая… Хорошо! Вспомнила о своих недавних занятиях и улыбнулась. Я решила хоть один раз в жизни сходить на курсы риторики. Да и какой бизнесмен или -вумен без модных нынче курсов? Впрочем, мне хотелось разобраться, что мешает в общении. С постоянными клиентами у меня проблем как-то не возникало, у нас уже сложились четко распределенные роли с заложенным в них сценарием. Так сказать, отработанный политес.

Но вот новые клиенты… Мда-аа, проблема!

На курсах риторики, когда начались тренинги, мне показали мою авторитарную позицию в разговоре — с наклоном головы, приподнятыми плечами, определенным положением рук. Наверное, эта позиция сформировалась еще в школе, где мне, молодой учительнице, приходилось «строить» растущее поколение.

Как оказалось, я всегда говорила в сторону, не желая слушать собеседника, не хотела участвовать в диалоге. Только монолог — грамотный, хорошо поставленный. Конечно, при таком «нападении» собеседники защищались. Я хорошо поняла, что не хочу больше воевать. Теперь мне надо учиться участвовать в диалоге. Дать понять людям, что я при всех своих талантах и способностях — человечна и мила. Я больше не воин, мое путешествие сквозь враждебные территории закончилось, начинается принятие себя.

— Миленькие мои, дорогие, хорошие…, — при таких словах любые собеседники начинают улыбаться в ответ.

Общение с клиентами, сотрудниками — важнейшая часть рабочего дня. Я давно задумываюсь над тем, что, с одной стороны, скучаю по этому общению, если его долго нет. Я привыкла к своим клиентам, как к старым добрым друзьям, а они ко мне. С другой стороны, нас связывают товарно-денежные отношения. Поэтому очень хочется так научиться разговаривать, чтобы второй пункт шел по умолчанию — как само собой разумеющееся явление в естественной череде событий.

У меня это очень хорошо получается с теми, кого я хорошо знаю. А вот новые, незнакомые люди — большая проблема! Любое обучение — крайне важная вещь, и не только в бизнесе. Есть нюансы, способные испортить впечатление, о них знают только специалисты. Мне повезло в том, что жизнь предоставила очередной шанс, и я им воспользовалась, не раздумывая.

— Ирина, никогда не оправдывайтесь, вы выглядите жалко.

— Если что-то сделали не так, сказали, напутали — либо имейте мужество сразу в этом признаться, либо сделайте вид, будто это не имеет значения. Ваши клиенты часто не замечают таких мелочей.

— Не складывайте руки и ноги крестом, когда сидите перед собеседником. Держите спину ровно, а в руках — дорогой ежедневник и качественную ручку.

— Будьте всегда уверены в том, что говорите. Или не говорите вообще. Ваша уверенность не даст противнику шансов сбить вас с толку.

— Всегда следите за своим внешним видом. Иногда он говорит о человеке собеседнику гораздо больше, чем хочет сказать сам человек.

***

…В моей работе происходит много совершенно непредсказуемых событий. Сегодня заехала к своей последней клиентке и неожиданно столкнулась у нее с пожилым Палычем — водителем, работавшим со мной несколько лет назад при совместном бизнесе с Вики. Продолжая работать на неё, он сегодня находился как бы по другую сторону «баррикад». Мы не виделись несколько лет. И, несмотря на это, он кинулся ко мне, как к старому потерянному другу, я тоже — и обняла.

В свое время я его нанимала на работу, мы вместе проработали несколько лет, он помогал мне чинить машины. Моя докторша — я знаю, что клиенты очень боятся встречи конкурентов и их сотрудников на собственной территории — была в легком шоке и заметалась: что делать, как поступить? От неожиданности она даже спряталась, опасаясь скандала.

Бизнес — это жизнь, в которой люди разбегаются и снова пересекаются. И если были в их жизни совместные радости общения, они будут рады друг другу всегда. Я, например, никогда не забуду, что именно Палыч отремонтировал мне за небольшие деньги помятый капот на многострадальной «Оке», что именно он, подвыпив, всегда звонил мне с утра и поздравлял с каждым праздником как своего директора.

Это очень трогательно, такие вещи невозможно забыть. Палыч — пожилой, совершенно нормальный мужик без особых амбиций, который по большому счету никогда ни с кем не конфликтовал. Он, правда, обижен был на Вики за то, что она тогда «ушла» его как водителя. Но она же позвала его обратно через два года, и он вернулся. Я его понимаю: в шестьдесят с гаком лет не очень-то охотно приглашают на работу. Тем более живущих в районе. И то, что он сейчас работает с Вики, для меня лично не вина, а его достижение. Молодец! Это просто работа.

А у меня странное ощущение — дежавю. Будто и не исчезал никто в прошлой жизни, где я отказалась от совместного бизнеса. Как будто мой уход расставил всех действующих лиц на свои места, и мне все по-прежнему рады. Только без прошлых ошибок и без очаровательной Виктории.

Скачать книгу можно здесь

Продолжение следует

Share
Запись опубликована в рубрике Повести, романы с метками , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий