9. Мой друг – мой конкурент. Об эмоциях, холодном сердце и одиночестве

Ирина Джерелей “САГА О ПРЕДПРИНИМАТЕЛЕ”

9 глава (8 глава)

23 июля, понедельник, 2013 год. Сегодня с утра огромное количество дел и командировка. Вчера вечером снова пошел дождь, ночью он был небольшим, а утром стал просто обложной. Я проспала на работу. В такие моменты я будто попадаю в узкий коридор: время катастрофически уплывает, не могу сообразить, что нужно делать, лихорадочно смотрю записи — чтобы что-то не упустить.

Тяжело переключиться от домашних уютных забот на необходимости сложной рабочей недели. О конкурентах, долгах, прибыли и прочих издержках бизнеса уже не думаю. И это хорошее состояние. Я снова бросаюсь в холодную воду, надо плыть. И есть только одна реальность — моя личная. Остальное не в счёт.

Одной из главных проблем начинающих предпринимателей является острое, практически неистребимое желание «завести себе друга» — партнера, соучредителя и так далее. Почему-то кажется, что этот «друг» будет охранять, соблюдать, помогать и заботиться только об интересах того, кто его «заводит». Вовремя подставит плечо, поможет с деньгами, договорится со сложными партнерами. Какое заблуждение!

«Друг» не альтруист, он, в первую очередь, соблюдает свои личные интересы. Ему также нужны деньги, твердое положение, авторитет в бизнесе. И самое главное — он не хочет раскручивать этот тяжелый моток самому, ему нужно прийти на готовое. Он же лучший друг!

И вот какой получается парадокс! Частный предприниматель начинает бизнес, зарабатывает деньги сам — своими нервами, связями, бессонными ночами. А потом просто так отдает половину «другу» — лишь бы рядом кто-то был. Неравный обмен, ох, какой неравный… Но предприниматель, донельзя издерганный своими проблемами борьбы за «нишу» уже не думает о будущих проблемах. Включаются эмоции: «мне тяжело, я столько времени один, хоть бы кто-то поддержал добрым словом…».

Результат плачевен, часто приводит к полному краху и неверию в себя. И в редком количестве случаев — к победе над собой.

Так что же такое «друг» в бизнесе?

***

Вернусь на десять лет назад, к началу своей предпринимательской карьеры. Я тогда искренне считала главным выходом из кризиса помощь грамотного финансиста, поскольку сама на тот момент не понимала, как можно сложить дважды два. Но зато я понимала, что бухгалтер захочет денег, а их у меня не было. Оставался один выход: предложить долю в будущем бизнесе. И это было большой ошибкой. Вместо того, чтобы самой изучать финансы, не торопиться, следовать шаг за шагом — медленно и верно — я выбрала более легкий путь.

Виктория оказалась хваткой и самоуверенной особой. Красивая девица, выросшая в деревне и всего добивавшаяся самостоятельно — надо отдать ей должное, за мое предложение ухватилась сразу, быстро уволилась с фирмы, где работала главным бухгалтером, и закрепила свое соучредительство покупкой оргтехники и установкой лицензионной бухгалтерской программы 1С, которой владела очень хорошо.

Дальнейшие шесть лет совместной работы развивались по классическому сценарию.

Первый раздел имущества произошел через два года. Это был мой развод с супругом, который в отместку организовал такой же собственный бизнес и стал моим прямым конкурентом. При этом шел неуклонный рост продаж, наращивание клиентуры, увеличение склада, наём сотрудников.

Виктория знала свое дело, она сразу поняла, что мой бывший супруг был ее конкурентом за влияние в фирме. Мы трое не уживались на одной территории. Если я даже в подчиненном положении чувствовала себя неплохо, она с этим мириться не хотела. Она так же, как и мой супруг, неплохо разбиралась в бизнесе: была жесткой, когда нужно, и мягкой, если перегибала палку. Я попала к ней в зависимость и долго находилась в иллюзиях по поводу ее профессионализма и незаменимости.

Хорошо помню их последний скандал, когда оба кричали друг другу одинаковые слова:

— Это мой бизнес, а ты здесь никто! Это я больше всех сделал (а)! Это мои заслуги!

Я тогда сидела в соседнем кабинете и молча переживала свое бессилие. Жизнь с мужем была уже невозможной, сотрудничество с Викторией оставалось пока в силе. Особого выбора не было, и я осталась с Викторией.

К четвертому году своей деятельности я вдруг стала осознавать, что главное в бизнесе — это не главный бухгалтер, а количество продаж, деньги. Без финансовых поступлений считать будет нечего. А отчеты, сверки, договора, 1С, итоги и прогнозы — достаточно второстепенные вещи. Да, значимые, но не настолько, чтобы стать во главе всего.

Всё, чем занималась она и чего так опасалась я, на самом деле оказалось второстепенным. До меня эта истина доходила долго, но за это время я научилась бухгалтерии. Виктория была ленива, и большую часть работы мне приходилось брать на себя. Впрочем, времени она даром не теряла и за это время открыла свое собственное ИП, юридическую фирму, потом постепенно перетянула на себя все договора и обязательства.

Мое ИП прикрыли, чтобы не платить двойные налоги. Осталось только директорство на совместной фирме — обязанность подписывать платежки и отвечать не за свои действия: всеми финансами распоряжалась она — правда, с моего согласия и с правом полного контроля. Если я на что-то не соглашалась, она была крайне недовольной. Постепенно разлад между нами, как мы обе ни старались его скрывать, стал невыносим.

Я скатилась до уровня обычного менеджера на разъездах, потому что не могла находиться с ней в одном помещении. Виктория так никуда и не выезжала, разве что на подписание договоров, как коммерческий директор. На продажи — категорически нет. Это казалось ей унизительным.

***

Проработав семь лет в крупной строительной фирме, Виктория хорошо уяснила несколько важных для нее вещей:

— Людьми легко управлять, если их сталкивать между собой.

— Самое выгодное положение у руководителя: деньги и свобода действий.

— Работники нуждаются в наказании, иначе они работать не будут.

— Путь наверх всегда идет «по трупам» других.

Именно эту программу действий она методично претворяла в жизнь. Мне как директору приходилось постоянно улаживать конфликты между ней и работниками, искать новых, увольнять старых.

Я научилась находить клиентов и договариваться с ними. Я тщательно изучила юридическую основу частного бизнеса, стала читать специальную литературу. Я все больше вникала во все нюансы программы 1С и бухгалтерии вообще и постепенно начала разбираться в движении финансовых потоков.

Со временем накопленные знания выкристаллизовались в твердое убеждение в том, что все величие Виктории — дутое, наигранное, наполненное страхом разоблачения и оттого яростно защищаемое. И в этот момент — спустя шесть лет после начала нашей совместной работы — мы расстались.

Это был такой же тяжелый разрыв, как и развод с бывшим мужем. Я ушла в который раз ни с чем: ни денег, ни товара, ни моей доли… Виктория правда, «благородно» обязалась выплачивать мне по частям достаточно мизерную оговоренную сумму, но, забегая вперед, скажу, что через полгода ее энтузиазм иссяк.

Я оставила все ей, потому что формально все и так уже принадлежало ей. Я не боролась, ушла в пустоту и с пустыми руками. Но я забрала у нее главное — себя. Я ушла с пути, который стал для меня тупиком, хоть мне это и стоило потери налаженного бизнеса.

Последний год работы с Викторией, когда я каждый день утверждалась в осознании собственной ценности и находила подтверждение ее пустоты, был практически невыносимым. Но он мне понадобился, чтобы понять, что я уйду из совместного бизнеса не на пенсию, не книги писать, как хотелось бы ей, а в новый бизнес — собственный. То есть, я становлюсь ее прямым конкурентом, как в свое время стал конкурентом мне мой бывший муж.

Для Виктории это был большой удар, она очень надеялась, что я уйду в сторону. Да и я ей неоднократно об этом говорила. Мне думалось, тогда, что это так просто. Но к моменту осознания своих возможностей я вдруг поняла, что этот бизнес — моя жизнь. Я его начинала с полного нуля, у меня не было причин дарить его просто так. Кроме того, у меня оказались великолепные навыки менеджера, финансиста, директора. И мне не хотелось такое богатство в себе хоронить. Оно бы меня убило.

Самое страшное, что может случиться с человеком — это его нереализованные возможности.

***

…Мой стартовый капитал составил 4000 долларов — беспроцентный кредит, который я потом отдавала ровно двенадцать месяцев. На эти деньги я купила немного товара. Мой нынешний, горячо любимый муж, далекий от коммерции, очень сомневался, смогу ли я заниматься бизнесом, но поддержал меня.

Но у меня была жесткая убежденность в том, что этот бизнес — единственное, что я знаю в совершенстве. Самым тяжелым оказалось поставить в известность о нашем партнерском разрыве поставщиков и клиентов. На это ушел еще один год моей жизни. Это было сложное время осознания себя как самостоятельной, ни от кого не зависящей личности — изнурительное, наполненное сомнениями и депрессией, ежедневным подсчетом несуществующей прибыли, распределения прав и обязанностей, борьбы с сотрудниками и за сотрудников.

За время совместной работы я частенько слышала от окружающих, что Виктория — прирожденный бизнесмен, а я нет, что мне лучше оставаться в тени. Почему сложилось такое мнение — не известно. Видимо, потому что я предпочитала оставаться в тени. Поэтому весь этот первый год я занималась тем, что ломала сложившееся убеждение — прежде всего в своем сознании, и потом в сознании окружающих.

Мне не верили. Мне не доверяли. И я это делала снова и снова. Методично, часто из последних моральных сил. И сейчас, спустя время, вдруг оказалось, что я не хуже других, а в чем-то даже и лучше.

Стратегия и тактика, активы и пассивы, финансы, прибыли и убытки, клиенты и поставщики, конкуренты, сотрудники — весь этот сложный конгломерат проблем оказался для меня легче теннисного шарика. Это была моя стихия, я давно и мастерски плавала в бурном море бизнеса.

Единственной проблемой была проблема уверенности в себе. Мне казалось, что мои конкуренты процветают, и только я работаю не за деньги, а за совесть. И сейчас я думаю, а проблема ли это вообще?

Я часто задумываюсь о психологической подоплеке того, что со мной происходило до сих пор. Владислав Олегович, бывший муж, Виктория, как мне думалось, крайне плохо со мной обошлись. Но сейчас я понимаю, что это неправда.

Хамство бывает там, где ему дозволено быть, и, если кто-то готов подставить под палку спину, человек с палкой найдется всегда. Если кому-то предлагают половину бизнеса, он ее возьмет, а потом заберет всё. Мои бывшие партнеры поступили так, как и должны были поступить: в силу своей натуры взяли то, что я готова была отдать взамен на хорошее отношение.

В бизнесе нет жалости и сочувствия. Есть только достаточно жесткие и справедливые законы взаимного сотрудничества. И если я неспособна была потребовать свою долю, кто в этом виноват, кроме меня? Мир пустоты не терпит.

Сейчас все они — милые, нормальные люди со своими проблемами и радостями, со своим уровнем миропонимания. С бывшим соучредителем я при встрече здороваюсь, мы обмениваемся комплиментами, он мне даже предлагает товар. С бывшим мужем сотрудничаем. С Викторией при встрече улыбаемся и мило болтаем о всякой всячине — всё же много было общего.

Главное для меня то, что их проблемы — уже не мои проблемы. У меня наконец-то есть свои проблемы — осознанные мной, а не навязанные извне. И я сейчас искренне благодарю их всех — за обучение.

Скачать книгу можно здесь

Продолжение следует

Share
Запись опубликована в рубрике Повести, романы с метками , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий