Новые врата

Соад Эль Коари

Фото И.Сотниковой

Поэтический перевод Ирины Джерелей (Сотниковой) (подстрочный перевод Анисы Атик)

Из сборника «Новые врата»

У порога…

Лицо приблизив к своему окну,
Чтоб разглядеть себя,
я вышиваю
Последнею иглою паруса,
С печалью ими покрывая
свои убитые мечты,
И саркофаг несбывшихся надежд
В саду затерянном я хороню.

И следую за странниками духа,
За пылью поездов,
сюрреалистами
И заблудившейся толпой…
Иду, мечтая об одном –
О новом городе, к которому не прикасалась
Нога чужого человека до меня…
Окутаюсь я крыльями вороны,
И обрету покой…

***
В какую дверь к тебе войти,
С какой, скажи мне, стороны
пробраться?
И снять запретов пелену
и к телу сильному
Приблизиться мне твоему?
Скажи,
с какой двери к тебе войти?
Ногам моим покоя нет,
А просьб моих, наверно, слишком мало –
На возвышении отказа
давно стоит твой трон,
О, мой высокомерный господин!
Из мелких ран на теле
каплет кровь,
Но так безжалостны твои глаза,
Что неотступно следуют за мной
И точно знают, как вернуть меня обратно,
В мой золоченый саркофаг,
И двери склепа навсегда закрыть…
С какой же из неведомых сторон
к тебе мне подойти?
В бессилии отчаянном
пытаюсь
Я сдвинуть эти стены…
И, примеряя образ твой к себе
так безнадежно,
С лавиной тишины прощаюсь
на той террасе дальней,
Где стоять еще мне можно.

***
В какую дверь войти к тебе?
А, может, через ту, что приоткрыта?
И, сбросив осторожность,
солнце
Волнующих обманов расплескать?
И повернешься ты ко мне опять…
И голову устало склонишь
к моему плечу –
войти позволишь,
Как прежде позволял,
когда открыты были двери…
Откроешь ли последние врата,
чтоб я вошла?
***
О, господин волнующих даров!
Я – тучи, закрывающие небо,
Я – хворост, что пылает ярко
без всякого прикосновения огня,
Я – кровь озер
и ночи вой.
Войду к тебе через окно,
сквозь трещины в стене,
И дверь найду, едва закрытую –
И буду в темноте углов забытых
блуждать, как пыль.
О, господин, дарующий любовь!
Я умоляю, приюти –
другого нет теперь пути,
Ни города,
ни дня,
ни остановки,
Ни поезда,
что на чужбину унесет.
Ты слышишь?
Нет изгнанья у меня,
которое когда-то встретит.
Так умоляю –
не оставь на полной одиночества земле.
Я – пламя, что пылает без касания огня.
Я – пламя,
ты – горячий ветер,
Я – ветер,
ты – огонь, пылающий во мне.

***
Я шла…
И будто губка,
Дороги втягивали шаг,
и я бездумно им сдавалась.
Чудовищу,
которое во мне кричало,
Я пела колыбельную
и убаюкивала, чтоб исчезло.
Дошла – и оказалась бесполезной
моя печальная борьба.
И поглотило одиночество меня.

***
Совсем немного времени земного,
совсем немного нужно мне,
совсем немного…
Безжалостный, жестокий город,
я истекаю брошено тобой.
Кровят мои царапины и раны
и на глазах растут,
в зеленые долины
превращаясь…
О, мой суровый город,
спокойный, как небытие!
Освободи и волю дай,
Чтоб я могла у твоего порога
Последнего терпения печаль
хранить.
Освободи, жестокий город,
оставь надежды нить,
И, может, ноги выведут меня
на новую дорогу.

***
В последний раз к тебе войти,
в последний раз…
С какой, скажи мне, стороны,
в какую дверь,
В какую щель змеей вползти,
В окно какое мне пробраться?
В последний раз к тебе войти после того,
как ты все двери
затворил….
А, может, ветер их закрыл?..

Рис. Дмитрия Пальцева

Share
Запись опубликована в рубрике Поэтические переводы с метками , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий