Огонь Изнутри

Когда-то очень давно книги Карлоса Кастанеды о шаманах Южной Америки были очень популярны и имели огромное число читателей. В их числе оказалась и я. Прошло время, популярность учения схлынула, его романтический флер развеялся, хотя много полезного и интересного было выбрано лично мной из этих книг. Сегодня совершенно случайно я нашла эту короткую выборку и, прочитав, отнесла бы скорее к психологии. Неважно. Я хочу этим просто поделиться.

Том седьмой. Огонь изнутри

Колокол и птица нарушали безмолвие
И больше никто…
Они словно вели беседу
С солнцем, что склонялось к закату.
Прохладные ветви деревьев
В потоке текущей чистоты,
И по ту сторону всего – прозрачность реки.
Скользя по жемчужинам, река вымывает их
И воды свои несет в Беспредельность.
(Хуан Рамон Хименес)

Лишившись чувства собственной важности, мы становимся неуязвимыми.

Чувство собственной важности не является чем-то простым и незамысловатым. С одной стороны, это сердцевина всего лучшего, что у нас есть. А с другой – сердцевина всей нашей внутренней гнили.

Безупречность есть не более чем правильное использование энергии.

Инвентаризация

Воин производит стратегическую инвентаризацию. Он составляет список всего, что делает. А затем решает, какие пункты этого перечня можно изменить, чтобы дать себе передышку в расходовании энергии. Стратегической инвентаризации подвергаются только те поведенческие шаблоны, которые не являются существенными с точки зрения выживания и благополучия. В стратегическом инвентарном списке чувство собственной важности фигурирует в качестве самого энергоемкого фактора.
Мы, по сути, – всего лишь зафиксированная в определенной позиции точка сборки. Наш внутренний диалог – наш инвентарный перечень – наш враг и в то же время – наш друг. Проведи инвентаризацию, а потом выброси на мусорник составленный перечень. Новые видящие относятся к инвентаризации очень серьезно и составляют свои перечни с чрезвычайной тщательностью. Для того, чтобы затем над этими списками посмеяться. Если нет инвентаризационного перечня, точка сборки обретает свободу.
Смех – единственный способ противостоять пристрастию человеческого сознания к инвентарным спискам и громоздким классификационным перечням.

Видящий должен быть методичным, рациональным существом, образцом трезвой уравновешенности; и в то же время он должен всячески избегать этих качеств, чтобы быть абсолютно свободным и открытым по отношению к чудесным тайнам бытия.
Только предельная, высочайшая уравновешенность может стать мостом между взаимоисключающими противоречиями.
Мостом между противоречиями можно назвать все что угодно – искусство, страсть, уравновешенность, любовь и даже доброту.
Все органические существа, кроме человека, успокаивают возбужденные эманации внутри своих коконов. За счет этого внутренние эманации получают возможность настроиться на соответствующие им внешние. Чего не происходит в случае человеческих существ, поскольку первое внимание последних принимается за инвентаризацию. Человек, успокоив эманации внутри своего кокона, начинает их со всех сторон обдумывать, анализировать и ими любоваться. Тем самым эманации замыкаются сами на себя.
Человеческие существа отмечают те эманации, которые есть внутри их коконов. Ни одно другое создание этим не занимается. В миг фиксации внутренних эманаций большими эманациями первое внимание начинает за собой наблюдать и отмечать все, что с ним происходит. Это и есть составление инвентарного списка.
Инвентаризация делает нас неуязвимыми перед неизвестным, вот почему она имеет первостепенное значение.
Составление инв.списка – это команда, ослушаться которую не дано никому. Однако в подчинении командам заключен способ неподчинения им. Видящий составляет инвентарный перечень согласно команде. А потом он его выбрасывает. Ведь никто не заставляет делать из инв.перечня культ. Есть только команда на его составление, но не более.
После составления инв.перечня человек приходит к уникальному состоянию, которое называется разум. А использование всех импульсов специальным образом – это самопоглощенность, к которой склоняется большинство человечества. В противоположность рассудочному человеку самопоглощенный схватывает каждый импульс и преобразует его в усилие, взбалтывающее эманации внутри кокона. Поэтому рассудочные люди должны жить дольше.

Свободную энергию можно добыть, искореняя привычки, которые не являются необходимостью.

Истинная свобода не подразумевает множество опустошающих вещей. Среди них – постоянный поиск перемен. Ты склонен жить так, как живешь. Ты стимулируешь разум, снова и снова просматриваешь свой инвентарный перечень, сравнивая его с перечнями своих друзей и знакомых. Эти манипуляции оставляют тебе крайне мало времени на исследование самого себя и своей судьбы. Но когда-нибудь тебе придется все это бросить. Точно так же, как если бы всем, что тебе известно, был мертвый покой этого городка, тебе пришлось бы отправиться на поиски другой стороны медали.

О тиранах

Стратегию воина составляют шесть взаимодействующих между собой элементов. Пять их них являются атрибутами жизни воина: контроль, дисциплина, выдержка, чувство времени и воля. Шестой элемент является наиболее важным и имеет отношение к внешнему миру. Это мелкий тиран – некто, обладающий властью над жизнью и смертью воина, либо просто раздражающий его до безумия.
Дисциплина – это способность собирать информацию о мелком тиране в то время, когда тебя постоянно колотят.
Выдержка – это умение терпеливо ждать. Без порывов, без нетерпения – просто спокойно и радостно ждать того, что должно произойти. Выдержка означает сдерживание с помощью духа того, в неизбежном приходе чего воин полностью отдает себе отчет. Но это не значит, что воин ходит вокруг да около, строя козни с целью кому-то навредить или свести с кем-нибудь счеты. Выдержка есть нечто независимое. В случае, когда воин обладает в полной мере контролем, дисциплиной и чувством времени, выдержка гарантирует – то, что должно произойти, неизбежно произойдет с тем, кто этого заслуживает.
Чувство времени – это способность точно вычислить момент, в который все, что до этого сдерживалось, должно быть отпущено. Контроль, дисциплина и выдержка подобны плотине, за которой все накапливается. Чувство времени – шлюз в этой плотине.

В подкласс мелюзговых тиранчиков входят четыре их категории. Первая – те, что мучают посредством жестокости и насилия. Вторая – те, кто своей хитростью и нечестностью создают невыносимую обстановку неуверенности и постоянных опасений. Третья взывает к жалости – эти терроризируют посредством своего собственного страдания. Ни и последняя категория – те, которые просто приводят воина в бешенство.
Совершенный мелкий тиран не должен иметь ни одной черты характера, которая бы смягчала его тиранические свойства.
Взаимодействие с мелким тиранчиком не только позволяет избавиться от чувства собственной важности, но также готовит воина к осознанию того факта, что в зачет идет только безупречность.
Ничто так не закаляет дух воина, как необходимость иметь дело с невыносимыми людьми, обладающими реальной властью и силой. Это – совершенный вызов. Только в таких условиях воин приобретает уравновешенность и ясность, без которых невозможно выдержать натиск непознаваемого.
Идея использования мелкого тирана состоит не только в том, что это необходимо для закалки духа воина, но также и в том, чтобы извлечь из этого максимум радости и удовольствия.

Дон Хуан объяснил, в чем заключается основная ошибка обычного человека. Сталкиваясь с мелким тираном, обычный человек не имеет стратегии, на которую он мог бы опереться. И самое слабое место обычного человека – слишком серьезное отношение к самому себе. Все свои действия и чувства, равно как и чувства мелкого тирана, обычный человек рассматривает как нечто предельно важное, нечто, имеющее решающее значение. Воин же не только обладает хорошо продуманной стратегией, но и свободен от чувства собственной важности. Его чувство собственной важности обуздано пониманием того, что реальность – всего лишь интерпретация мира.
Часть стратегического плана: выждать и, воспользовавшись подходящим моментом, поменяться с мелким тираном ролями. Неожиданное всегда происходит именно так. Нижайший и покорнейший из рабов поднимает тирана на смех, издевается над ним, выставляет идиотом в глазах тех, чье мнение для тирана имеет решающее значение. И затем ускользает, не давая возможности тирану отомстить. И никогда не желать смерти этого человека.
Воинов, поддавшихся мелюзговым тиранчикам, уничтожает чувство поражения и ощущение их собственной никчемности. Побежден любой, кто пополняет ряды меоюзговых тиранчиков. Действовать во гневе, без контроля и дисциплины, не имея выдержки, – вот что значит потерпеть поражение.

Точка сборки

Восприятие возможно благодаря точке сборке – особому образованию, функция которого заключается в подборе внутренних и внешних эманаций, подлежащих настройке. Конкретный вариант настройки, который мы воспринимаем как мир, является результатом того, в каком месте кокона находится точка сборки в данный момент.
Местоположение точки сборки на коконе не является постоянной характеристикой, но определяется привычкой. Этим объясняется то огромное значение, которое новые видящие придают непривычным действиям и практикам. Они целенаправленно стараются выработать новые привычки, освоить новые способы действия.
Точку сборки можно перемещать изнутри. К сожалению, человеческие существа всегда проигрывают из-за недостатка настойчивости. Они просто не знают своих возможностей. Положение точки сборки определяется привычками, то есть постоянно повторяющимися действиями.
Человек должен осознать тот факт, что воспринимаемый нами мир является результатом определенного положения точки сборки на коконе. После того как это понимание достигнуто, точка сборки может быть смещена волевым усилием в результате приобретения новых привычек.
Сила больших эманаций заставляет нашу точку сборки отбирать определенные эманации и соединять их в пучки для настройки и восприятия. Однако то, какое значение мы придаем тому, что воспринимаем, – это наша команда, наше магическое искусство.
…поскольку точное положение точки сборки является произвольной позицией, выбранной для нас нашими предками, ее можно сдвигать относительно легко; когда же точка сборки сдвинута, она изменяет настройку эманаций, формируя тем самым новое восприятие.
В принципе, любой человек может попасть в этот хламник, просто остановив внутренний диалог. Если сдвиг минимален, результатом является то, что называется игрой воображения. Если же сдвиг существенен, возникает то, что известно как галлюцинации. На правом краю мы обнаруживаем бесконечные видения человеческой активности, насилия, убийств, чувственных проявлений. На левом краю – духовность, религиозность, все, что связано с Богом. Обычно точка сборки движется влево. Это направление – наиболее естественное направление сдвига.

Как бы то ни было, воин приходит в мир для того, чтобы учиться в результате тренировки стать отрешенным наблюдателем, постичь тайну нашего бытия и насладиться торжеством знания нашей истинной природы.
Путь воина являет собой противоположность образу жизни современного человека, и в этом – главная опасность этого пути. Современный человек покинул пределы неизвестного и таинственного, утвердившись в функциональном. Повернувшись спиной к миру предчувствия и торжества достижения, он с головой погрузился в мир тоскливой повседневности.
Чтобы стать отрешенным наблюдателем, необходимо, прежде всего, понять вот что: каким бы ни был наблюдаемый нами мир и чем бы мы сами в нем не являлись, все это – лишь результат фиксации в определенном сдвинутой туда точки сборки. …Когда нас учат разговаривать с самими собой, нас учат становиться скучными, чтобы зафиксировать точку сборки в каком-то одном месте.
Вот почему многие мужчины и женщины так легко сходят с ума, в особенности те, чей внутренний диалог постоянно вертится вокруг одних и тех же вещей, в результате чего он тосклив и не обладает глубиной. Наибольшей гибкостью и устойчивостью обладают те человеческие существа, чей внутренний диалог более текуч и разнообразен.

Сталкинг

Когда воин ведет себя непривычным для него образом, внутри его кокона начинают светиться не задействованные до этого эманации. А точка сборки при этом смещается – мягко, гармонично, почти незаметно. Сталкинг заключается в особого рода поведении по отношению к людям. Можно сказать, что сталкинг – это практика внутренней, никак не проявляющейся в поведении скрытности. Сталкинг на самом деле – всего-навсего умение обращаться с людьми. Мелкие тираны вынуждают использовать принципы сталкинга и тем самым сдвигать точку сборки.

Воля – это некий слепой безличный никогда не прекращающийся поток энергии, который определяет наше поведение, заставляя действовать так, а не иначе. Именно воля обусловливает характер нашего восприятия мира обычной жизни и посредством силы этого восприятия косвенно определяет обычное положение точки сборки. Волей управляет намерение.

Внутренняя сила суть чувство равновесия, ощущение почти полного безразличия и легкости, но прежде всего – естественная и глубокая склонность к исследованию и пониманию. Такую совокупность черт характера новые видящие назвали уравновешенностью.
Безупречный образ жизни сам по себе неизбежно порождает чувство уравновешенности, которое, в свою очередь, приводит к смещению точки сборки.
Безупречного воина не обязательно должен кто-либо вести. Только за счет экономии энергии он способен самостоятельно достичь всего, чего достигают видящие. Все, что ему требуется – это минимум везения. Просто он должен откуда-нибудь узнать о возможностях человека, открытых видящими.
Безупречность и появление энергии начинаются с появления какого-нибудь одного действия, которое должно быть целенаправленным, точным и осуществляемым с непреклонностью. Повторяя такое действие достаточно долго, человек обретает несгибаемое намерение. А несгибаемое намерение может быть приложено к чему угодно. И как только оно достигнуто – путь свободен. Каждый шаг повлечет за собой следующий, и так будет до тех пор, пока весь потенциал воина не будет полностью реализован.

Истинная тайна осознания переполняет нас. Она сочится сквозь все наши поры, мы буквально насквозь пропитаны тайной и чем-то еще – невыразимым и необъяснимым. Поэтому не следует закрывать глаза на тайну внутри себя, пытаясь втиснуть ее в рамки здравого смысла или чувствуя к себе жалость. Человеческая глупость – вот что следует изживать в себе. И делать это посредством понимания. И главное – никогда не следует извиняться ни за то, ни за другое. Ибо и глупость, и тайна суть вещи необходимые. Один из великих приемов, практикуемых сталкерами – противопоставление друг другу скрытой в каждом из нас тайны и нашей глупости.

Человечество делится на две группы. Одну составляют те, кому есть дело до других, вторую – те, кому нет дела ни до кого. Разумеется, речь идет о крайних проявлениях, между которыми имеется множество промежуточных состояний. Нагвалю Хулиану было наплевать на всех без исключения. И именно поэтому он мог оказывать людям реальную помощь. И он ее оказывал, он отдавал им последнее, что у него было. Потому что ему было на них наплевать. А если бы ближние не были ему безразличны, он потребовал бы признания. Те, кому есть дело до других, заботятся и о себе и требуют признания везде, где только можно. Подобные Нагвалю Хулиану – единственные лидеры среди людей. Они могут помочь людям в чем угодно.

Понимание

Понимание требует трезвой уравновешенности, а не эмоциональности. Так что берегись того, кто готов рыдать от избытка чувств, когда ему кажется, что он осознал нечто важное. Его осознание – пустышка, ибо на самом деле он не понимает ровным счетом ничего.
Понимание бывает двух видов. Первый – просто болтовня, вспышки эмоций и ничего более. Второй – результат сдвига точки сборки. Этот вид понимания совмещается не с эмоциональными выбросами, но с действием. Эмоциональное осознание приходит годы спустя, когда воин закрепил новую позицию точки сборки многократным ее использованием.

О мире

Мир такой, каковым он выглядит и в тоже время он таковым не является. Он не настолько плотен и реален, как мы привыкли считать и в тоже время не является миражом. Мы воспринимаем нечто. Но то, что мы воспринимаем, не относится к числу фактов, столь же однозначно установленных. Ибо мы обучаемся тому, что и как воспринимать. Уяснить же истинную сущность того, что существует на самом деле, не в состоянии ни одно живое существо.
Нити эманаций, пронизывающих Вселенную, осознают себя, они пульсируют собственной жизнью, и их такое множество, что числа теряют всякий смысл. И каждая из них – сама вечность. Это – потоки световых волокон. А живые существа – крохотные пузырьки, ими образованные, крохотные точечки света, прикрепленные к этим бесконечным струящимся нитям.

Неизвестное неизменно присутствует здесь и сейчас, однако оно находится за пределами возможностей нашего нормального сознания. Для обычного человека неизвестное является как бы ненужной, лишней частью его осознания. А становится оно таковым потому, что обычный человек не обладает количеством свободной энергии, достаточным для того, чтобы отследить и уловить эту часть самого себя.

Для воина совершенно естественно испытывать печаль без каких бы то ни было явных причин. Светящееся яйцо как поле энергии начинает чувствовать окончательность своего предназначения, едва лишь нарушены границы известного. Одного краткого взгляда на вечность за пределами кокона достаточно для разрушения того чувства внутренней благоустроенности, которое дает нам инвентаризация. В результате возникает меланхолия настолько сильная, что может даже привести к смерти.
Нет более глубокого одиночества, чем одиночество вечности. И нет ничего более уютного и удобного для нас, чем быть человеческими существами.

Никто не ценит свою жизнь. Воин относится к жизни иначе. Он отдает себе отчет в том, какой невероятно огромной ценой оплачена его жизнь. Это рождает в нем трепет и почтение, которого никогда не испытывали его родители ни перед жизнью вообще, ни перед собственной жизнью в частности.

Воин всегда живет бок о бок со смертью. Воин знает, что смерть всегда рядом, и из этого знания черпает мужество для встречи с чем угодно. Смерть – худшее из всего, что может с нами случиться. Но поскольку смерть – наша судьба и она неизбежна, мы – свободны. Тому, кто все потерял, нечего бояться.

Новые видящие советуют поступать очень просто, столкнувшись в пути с чувствами нетерпения, отчаяния, гнева или печали. Они говорят, что нужно вращать глазами. В любом направлении. Такое движение глаз моментально сдвигает точку сборки. И в тот же миг приходит облегчение.

Страх – одна из величайших сил в жизни воина; своего рода шпоры, не дающие расслабиться.
Стоит исчезнуть страху, как все, что связывало нас, тут же растворяется.

 

 

Share
Запись опубликована в рубрике Личный архив, Психология с метками , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий