Осень личных озарений

Ирина Сотникова
Удивительное время года – осень.
Еще совсем недавно вступившее в силу лето убивало изнуряющей жарой все живое. Казалось, осень никогда не наступит, даже в сентябре было каждый день тридцать пять. И вот – снова прохлада. Дождь не вызывает тоски, туман слегка меняет настроение и заставляет подумать, а желтые и красные краски удивляют. Тишина в саду ночью, когда уже не слышно надоедливых сверчков и вездесущих сычей, кажется хрустальной, из открытого окна доносится легкий шорох падающих листьев.
Самое замечательное занятие осенью – дождаться выходных, идти в сад и убирать палую листву. Вместе с листвой выгребается мусор, остатки жухлых листьев. Земля, еще недавно бывшая сухой и потрескавшейся, становится чистой, рыхлой, влажной, без намека на сорняки. И я уже предчувствую, как она снова хочет принять в свое лоно новые семена и корни, чтобы выплеснуть из себя великолепие цветов и листьев. Но это будет потом, а сейчас, на зиму, я готовлю ее спать. Долгий сон восстановит силы, успокоит, заставит забыть жестокую засуху.
Глядя на свой сад, я задумалась о человеческом сне: не слишком ли много жизненного времени мы отдаем такому, на первый взгляд, бесполезному занятию? Как и земля – треть цикла. Только у моего сада цикл занимает год, а у меня день. И видит ли мой сад сны? Я-то вижу и думаю, что они не настоящие – просто мелькающие картинки на экране – отражение моих эмоций и переживаний. А что дальше, за этим экраном? Думается, что-то очень глубокое, настоящее, недоступное нашим человеческим чувствам, не имеющее аналогий в знакомой реальности. Многие пытались и пытаются туда заглянуть, сколько философских течений уже поломало копья, так ничего и не доказав. Все принимается только на веру. Можно пробовать, если получится. Вот только там, в этой предположительной глубине, лично для меня также все смертельно, как океан для сверчка из моего сада. Он поет свои песни здесь, в маленькой уютной клумбе, под кустом розы. А там погибнет.
Но, возможно, эти и есть наш настоящий дом, а здесь мы только временно, что и так понятно, если принимать во внимание будущую смерть. Но я вкладываю в эти слова другой смысл: временно, чтобы отшлифовать эмоции и понимание жизни, научиться жить. Временно – с определенной и очень четкой целью: стать комфортным существом для себя, в первую очередь. А на это иногда и даже очень часто может не хватить и всей жизни. И так же, как моему саду надо зимой спать, мне каждый день во время сна просто жизненно необходимо вернуться домой, откуда я родом и о котором ничего не знаю. И восстановить силы, чтобы дальше решать свои жизненные задачи.
Такие понимания приходят осенью, и хочется многое изменить: перестать суетиться, избавиться от ненужных привычек и старых вещей, остановиться и просто оглядеться вокруг. Подумать. Прийти к личным озарениям. Созерцание опавшей листвы помогает отделить зерна от плевел в собственных оценках, и уже бесполезно что-либо оценивать, и личные поступки кажутся мелкими и не стоящими внимания. И уже хочется многое исправить, и я понимаю, что в этом тоже нет смысла – смысл теперь в том, как с этим справятся другие. А мне нужно просто подождать. Дать время остыть тому пространству, которое я создала, слепила вокруг себя, и освободить окружающих от собственных ожиданий.
Осень дарит покой душе и природе. И надо уметь этим воспользоваться, что тоже не всегда получается. Но она помогает изо всех сил.

Фото Ирины Сотниковой

Share
Запись опубликована в рубрике Любимый сад, Психология с метками , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий