Первый осенний день… Личные хроники

Ирина Сотникова, 21.09.2016, среда

Високосное лето 2016 для меня выдалось злобным. Все началось с общего собрания садового кооператива, где начальство потребовало еще больше денег на проведение по нашим горам водопровода, в котором, возможно не будет воды. Во всяком случае, объяснять никто ничего не стал. Продолжилось в скандалах с женой шефа на работе и попытках добиться безотказно работающей системы продаж, для чего меня, собственно, шеф и нанял. Попытки провалились в вату инерции и нежелания самого шефа участвовать в переменах, разбились об офисно-планктонный быт и высокие семейные ценности руководства.  Закончилось войной за территорию на берегу моря, которая мне давно не нужна, но висит, как рюкзак с камнями ответственности перед всевозможными карательными органами.

Сегодня первый осенний день, 21 сентября: благостно-холодный после одуряющей жары, тихий, сырой, мягкий. Я лежу в постели с гриппом и думаю о том, что именно гриппом и должны заканчиваться такие войны. В бою не болеют, некогда. А теперь можно. Тело само знает, когда ему отдохнуть. Интересно, можно ли такие ситуации пропускать мимо себя? Особенно на такой долгий срок? Наверное, нет. Если не реагировать, значит не сопротивляться. А не сопротивление равнозначно согласию. Мир вокруг напоминает мне город обезьян из «Маугли»: они агрессивны и надоедливы. От них можно или сбежать, или показать когти и клыки. Мне бежать некуда. Остаются когти.

Каждое утро еду на работу, со мной едет соседка. Её трудно описать. Это такой тип людей, которые всегда готовы к любой «халяве», при этом много и тяжело работают, по-дурному теряют, не имеют моральных принципов, готовы отпинать ногами слабого и поцеловать руку сильному. Их жизнь похожа на дурную карусель, но им комфортно. Лишь бы карусель вертелась. А в общем, ничего особенного, таких большинство. Их называют «борзыми».

Мы медленно спускается по крутой каменистой дороге, машина задевает днищем бугры, сухая трава и ветки терна царапают металлические бока моего верного железного друга. И вдруг соседка, так оптимистично воспринявшая новый порядок два года назад, говорит, что хочет обратно. Я удивилась: «Кума, шо трапылось?» Молчит смущённо. Не стала смущать больше. Любая новая власть требует изучения законов и понимания, что жизнь изменилась. Это жёстко и жестоко, но такова реальность. К ней надо привыкать и учиться в ней жить. Не в первый раз, в общем-то. Но большинство живёт прошлым. И в этом большинстве чувствуешь себя абсолютно одиноким.

И все же есть люди, которые светят удивительно яркими маяками. Их мало. Близкий человек, подставивший плечо в войне с ветряными мельницами с их металлическими убивающими лопастями, разрубающими все живое в кровавое месиво. Далекий друг, искренне сожалеющий о потере литературного блога, ведущей которого я была много лет. И это уже целое богатство. С такими людьми можно жить, идти дальше, находить новые дороги. Это наполняет смыслом бесцельную, на первый взгляд, жизнь.

Было много снов все это время – ярких, эмоциональных, пугающих. Сны отражали то, как я видела мир вокруг себя. Не более. Другой человек видел бы происходящее со мной по-другому. Но это неважно, здесь истины нет. Главное – это я. А сегодня я всю ночь выстраивала ограждения, и рядом кто-то присутствовал, и как будто учился и помогал. И ограждения получались прочными, будто в этом теперь и есть смысл: получить защиту. Но ведь любая защита – это я сама. И значит, это есть. Мне всегда нравилась теория антропоцентризма: я есть центр мира, и мои ощущения есть я сама. Думаю, это правда. Просто любые защиты для возведения требуют времени, особенно если их не было. И любое чувство требует свободы для его проживания. Защита даёт свободу.

Я полгода не брала в руки камеру, я перестала замечать красоту жизни. И это меня пугало. И напрасно. Стрессы являются той тенью, выйдя из которой начинаешь острее чувствовать сущее. Без тени не будет света. Ничего не будет. Только мутный серый туман со всеобщим благоденствием и полным отсутствием ощущений. Без остроты, без всплесков, без желаний. Я так не хочу. Пусть будет «здесь и сейчас» с болезненным состоянием, тишиной, окнами на пустые высохшие холмы и щебетом воробьев, обитающих в сетях глицинии. Я-есть.

 

Share
Запись опубликована в рубрике Личный архив с метками , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий