8. Труп моего врага. Первые переговоры…

Ирина Джерелей “САГА О ПРЕДПРИНИМАТЕЛЕ”

8 глава (7 глава)

26 июня 2013 года, среда. Давление жизни часто становится невыносимым. Иногда оно становится настолько невыносимым, что нужно что-то сделать, иначе оно тебя погубит. Каждый день наполнен ожиданием близкой катастрофы, и эта катастрофа — в сердце. Я в такие минуты начинаю писать книги. Как, например, эту, о бизнесе. Изо дня в день я по крупицам собираю свое мужество, чтобы окончательно не отчаяться.

Иногда кажется, что тонкая нить порвется буквально в следующую секунду и отчаяние нахлынет, будто штормовой вал, и захлестнет, и погубит…

И вдруг наступает момент, когда невыносимое давление — страхов, обстоятельств, необоснованных тревог — исчезает. Как будто мое сердце, несмотря ни на что, оказалось сильнее — работало в своем собственном автономном режиме, жило с болью и не поддалось ей.

Сегодня утром я поняла, что такой момент наступил. Голова стала ясной, исчез страх потери денег и неприбыльности бизнеса. Исчезло и мое чудовище, ставшее почти родным, — огромный спрут с черными скользкими боками. Я оказалась сильнее: не сбежала в домохозяйки, не испугалась опасностей, выдержала свой постоянный страх.

И наступил, наконец, момент, когда пугающие моменты потеряли свою значимость, а многие проблемы решились сами собой. Пришло несколько абстрактное понимание цикличности бизнеса, естественности борьбы за выживание. Пришла уверенность в том, что всё произошло правильно: будто я долго удерживала стену, грозящуюся обвалиться на меня грудой булыжников, и вдруг она в одну секунду осыпалась трухой. А за ней — далекий чистый горизонт, облака, лес на склоне горы, цветущий луг.

Наверное, надо уметь ждать, как снайпер в засаде. Ждать, даже если невыносимо затекли мышцы, и глаза уже не видят цель. Главное — сохранять цель в собственном представлении. У меня часто создается впечатление, будто некая сила испытывает меня на терпение, как и каждого из нас.

Дождаться момента истины, собственного выстрела — крайне тяжело, потому что никто не знает своего часа: завтра или через год. Наиболее нетерпеливые делают ошибки и сдаются. Но именно сегодня я поняла, что этого момента надо ждать изо всех сил, потому что он обязательно наступит.

Мне очень нравится китайская поговорка: «Если долго сидеть на берегу реки, мимо проплывет труп моего врага». Давление жизни — это самый яростный враг. Иногда надо ждать очень терпеливо, чтобы он превратился в «труп». Выходит, время — мой самый лучший помощник? Получается, что да. Время — на моей стороне.

Несмотря на конечность этой жизни, мне, на самом деле, торопиться уже некуда. Не имеет смысла. Я пришла. Торопиться нужно только тогда, когда об этом просит собственное сердце. Голова, разум — часто ошибаются, доводы разума оказываются навязанными привычными предрассудками.

Как, например: «Бизнес — это реальная прибыль». Когда? В какой момент жизни? В чем она выражается? В деньгах? Я не верю в такие простые категории. Жизнь слишком многогранна, чтобы ее мерить так однобоко и чтобы такое замечательное явление, как прибыль, выражалось только в денежном эквиваленте.

Не так давно у меня произошел разговор с одним достаточно успешным, но уже соскучившимся от жизни бизнесменом, который мне сказал, что моя работа — это бесполезная трата времени с высоты его доходов.

— …Вот если бы ты ежедневно откладывала себе в карман хотя бы несколько тысяч, твой бизнес можно было бы считать рентабельным. А так — слезы.

— Ну, хорошо, — ответила я, — ты откладываешь себе в карман по тысяче и больше в день. Но с точки зрения бизнесмена и известного тебе депутата, у которого каждый вечер «капает» на счет в десять раз больше, и не в карман, а сразу в швейцарский банк, твоя тысяча — это тоже «кошкины слезы». Курам на смех. Разве не так?

— М-мм, да, пожалуй… — он неприязненно посмотрел на меня, будто я его обидела.

— Так ведь можно договориться и до бессмысленности жизни вообще? Так стоит ли сравнивать понятия несравнимые? Каждая рыба плавает на своей глубине…

Снова возвращаюсь к прошлому и вспоминаю начало своего коммерческого пути.

***

…Прошло около полутора месяцев с тех пор, как я заполнила витрины товаром. Начались какие-никакие продажи. Было бы несправедливым сказать, что мой бывший муж мне совсем не помогал. Связи, наработанные в крупной корпорации, он задействовал напрямую, и эта помощь была значительной.

Одним из таких благородных поступков был договор с его знакомой из торгового отдела конкурента-монополиста о десятипроцентной скидке и отсрочке платежа на одни сутки. Это были хорошие условия. И скоро я протоптала дорожку в этот отдел за товаром.

Завотделом замечательно относилась к мужу, стала хорошо относиться и ко мне. В принципе, с ее стороны никакого криминала не было: многим постоянным клиентами этот отдел давал такую скидку. Но мы, к моему изумлению, оказались в категории далеко не клиентов, и через некоторое время нас с мужем вызвал к себе хозяин этой фирмы: мужа пригласил на работу менеджером, а мне как частному предпринимателю в скидке отказал:

— На своей территории буду работать только я, мне конкуренты не нужны.

Я тогда задрожала от обиды, голос сорвался:

— Так что, ваша задача на корню задавить всех, кто мельче и незначительнее вас?

Он прямо не ответил, отвел глаза, потом начал пространно рассуждать о том, как ему это невыгодно. Я не поверила. Миллионные обороты и мои несколько тысяч в месяц были несравнимы. Видимо, решил задавить конкурента в начале его деятельности. Конечно, это было его право. Что уж тут обижаться? Муж отказался, зарплата была мизерной, а условия работы — жесткими. А я осталась без скидки и решила искать новых поставщиков.

***

Первым делом, через несколько дней выехала во Львов, на одну крупную известную фирму, поговорить с директором. О чем говорить, я не знала. Но жажда нового гнала меня вперед, я не хотела оставаться на месте и страстно искала выход.

Не буду описывать детально саму поездку. Помню унылые, покрытые снегом пейзажи под низкими тучами, хорошо обозреваемые со второй полки расхлябанного холодного вагона, и вечно жующее семейство на двух нижних с туесками, сковородками и пластиковыми контейнерами для салатов. Их тотальное обжорство вызвало у меня тогда острое чувство голода, и бороться с ним было также бесполезно, как и с неспешным движением старенького поезда.

Приехала в три часа дня, в четыре была на месте. Обычный двухэтажный офис, небольшой, огороженный чугунным литым забором. Меня долго держали в холле, правда, принесли кофе. Потом подошла девушка-менеджер и довольно настойчиво стала предлагать стать дилером их кампании без права самостоятельной работы. Таковы условия их сотрудничества, и никак иначе. Как раз на тот момент они нуждались в региональном менеджере в моем регионе, и мой приезд был им кстати: на ловца и зверь…

Прежде чем согласиться, мне нужно было все очень тщательно взвесить и просчитать. Я не совсем понимала, выгодно это или нет, поэтому не соглашалась. Все, что мне нужно было (как я думала) — договориться о небольших партиях товара с дилерским процентом. По большому счету, я на тот момент мало что понимала в бизнесе, просто кивала с умным видом и периодически говорила «нет, я не закрою своего предпринимателя».

Второй этап переговоров начался через полтора часа. Меня пригласили в кабинет директора. Молодой, небольшого роста бритоголовый, с серьгой в мочке уха, он был крайне подвижен и красноречив. Сначала он пытался произвести на меня впечатление роскошью кабинета. Этого не случилось, поскольку я раньше в таких кабинетах не была. Мне не с чем было сравнивать, мои глаза не загорелись завистливо при виде пепельницы из натурального малахита (сейчас бы загорелись).

После первой атаки тяжелой артиллерией — роскошью и благополучием — он стал убеждать меня в бессмысленности моей собственной работы: «Видите ли, у вас совершенно нет шансов. Рынок давно поделен на сегменты, у каждого своя доля импортных закупок. Тем более нет шансов в конкурентной борьбе, кругом прочно обосновались монополисты. Вам никогда не достичь благополучия», — и он широко развел руками, намекая, видимо, на свой бизнес.

Если бы он тогда расписал подробно и в красках, какое оно, это благополучие, а не показывал свои кабинетные декорации, я, наверное, согласилась бы на его условия. Но он не знал, насколько низкими были мои потребности. Пепельница из малахита в их число не входила. Его пламенная речь обескуражила, но не убедила. Возникла неловкая пауза. Я не знала, что ответить, чтобы не выглядеть глупо, поэтому молчала.

Говорят, молчание красноречивее слов. Видимо, я произвела на него впечатление, потому что он не выдержал первый и, чтобы заполнить паузу, перешел на описание счастливых будней региональных дилеров, которые работали на десять процентов оборота. Чувствовалось, что он уже устал говорить, выдохся, но не останавливался. Напор его уменьшился, речь стала не такой гладкой.

А я, в силу своего умения подмечать детали, обратила внимание на смерть одного из дилеров в автокатастрофе с пышными похоронами за счет компании, и на маленькие суммы выплат, помеченные в сносках ведомостей, и большие суммы затрат. Ведомости прокручивались передо мной на экране в быстром темпе с целью показать объем проданного товара. Что-что, а после своего аптечного бизнеса я четко научилась читать документы даже в быстром темпе. После этого я окончательно успокоилась, напряжение ушло.

Мой собеседник устал, паузы стали более заметными. Чтобы как-то завершить беседу, я снова спросила, сможет ли он со мной работать как поставщик с независимым покупателем. Он равнодушно махнул рукой:

— Семь процентов.

Вот так, в силу своего тугодумия и недостаточных знаний я одержала первую победу. Конечно, это была случайная победа, никакого расчета с моей стороны не было. Было введение в заблуждение: мой потенциальный партнер подумал обо мне лучше, чем было на самом деле.

Он рассчитывал на беседу со специалистом, а перед ним сидел даже не дилетант, а напуганная женщина, которую в такой сложный бизнес вытолкнули сложные жизненные обстоятельства. Потом мне показали склад, потом пригласили на службу в католическую церковь, потом я уехала на столичном поезде, чтобы пересесть на поезд домой.

В Киеве мне сказали, что я чуть не полезла, сама того не понимая, к тигру в пасть: директор этой фирмы обучался за границей, имел навыки гипнотического воздействия, слыл опасным. Говорят, все эти приемы хорошо работают в случае с умными и амбициозными личностями. Глупым они нипочем. Вот и меня в тот раз спасла моя безграмотность и полное отсутствие опыта. Сейчас, столько всего зная о своем бизнесе, я бы однозначно попалась на крючок его соблазнов. Но именно сейчас я на такие встречи не езжу.

Скачать книгу можно здесь

Продолжение следует

Share
Запись опубликована в рубрике Повести, романы с метками , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий