Зависимость от ада до рая: три шага по лестнице в небо

Ирина Сотникова, эссе
Самые простые зависимости и самые распространенные – курение и алкоголь. Казалось, бы, ничего особенного, это делают все. Делают постоянно, изо дня в день, из года в год, из жизни в жизнь. Темп дня бешеный, стрессы – постоянны, проблемы – неразрешимы, круговорот мыслей безостановочен. И зависимость, как верная подруга, никогда не предает и шагает рядом, подставляя свое мягкое плечо в трудную минуту, и утешает, и гладит по голове шерстяными ласковыми лапами: не бойся, я с тобой, ты всегда можешь мне довериться и на меня опереться, я единственная тебя не обижу и не предам. Это чувство согревает, успокаивает, дарит всевозможные иллюзии.
Самая приятная иллюзия состоит в том, что личной зависимостью можно управлять. Например, выкурить не пять сигарет, а две, выпить не коньяк или водку, а бокал вина, бутылку пива. Подумаешь, пиво – почти без алкоголя! Зависимость как раз не против малых доз. Она тактично прячется за нашу спину и делает вид, что поддерживает, одобряет. Она же друг! Но во время душевного потрясения, когда уже все равно, сколько выкурить и выпить, зависимость услужливо подставляет бокал, подкладывает пачки с сигаретами и говорит: ничего, это временно, потом ты снова выкуришь две сигареты, а пока можно, ты ведь так страдаешь! И человек уже не замечает, как уменьшается временной промежуток между периодами ограничений, как чаще и чаще становится все больше и больше алкоголя и сигарет. Главное, что он перестает видеть, – это то, что периодов покоя и душевного равновесия между стрессами больше нет: он сам ищет проблему, чтобы страдать, и, страдая, отдает ежедневную дань собственной зависимости.
Еще одна иллюзия – повышение работоспособности. Ведь так много и быстро всего делается, так приятна усталость, когда можно после работы расслабиться и отдохнуть. И незаметно происходит подмена целей: человек работает напряженно, быстро, много, чтобы после сделанного покурить и выпить. Он как бы платит своей работой дань самому себе, собственной совести, которая все равно где-то в уголочке души ворочается и не дает покоя, напоминая о том, что зависимость есть, она никуда не делась. И получается, что основная цель этой работы, если отбросить все социальные установки, на самом деле – расслабиться и слиться в объятьях со своей верной зависимостью. Человек говорит себе: я имею право выпить или покурить, потому что сегодня я много сделал, я молодец. На самом деле это звучит так: я заплатил сам себе за свое право быть зависимым, и меня невозможно осудить, оставьте меня в покое. Мне наедине с собой скучно, я себе не интересен. Я не хочу – быть.
Есть также иллюзии полезности алкоголя и табака, что не лишено некоторых оснований. Зависимый человек использует эти утверждения как еще одно оправдание своей слабости, подаренное или навязанное ему обществом, социумом. Обществу нужны покупатели. Кто будет покупать, если не будет социальных установок и реальных примеров живучести некоторых человеческих особей в обнимку с зависимостью? Да и зависимыми управлять легче, формировать их мнение легче, навязывать легче. Порочный круг потребительства алкоголя и табака давно стал таким прочным только потому, что постоянно поддерживается извне – самими зависимыми. Отказ от зависимости часто осуждается: не пьет, не курит – значит, подозрителен. Он – не как все, с ним что-то не так.
Это первая ступень по лестнице в небо из ада зависимости в рай личной свободы, на которой человек и себе, и окружающим говорит: я никогда не брошу пить или курить, потому что мне так комфортно, это помогает мне жить и действовать эффективно. На самом деле звучит это так: не трогайте мою любимую верную слабость, она единственная способна меня поддержать и никогда не предает. А то, что я при этом плохо выгляжу, временно. Вот пойду в спортзал, начну бегать, перестану есть мясо – и все наладится. Почему первая ступень, а не нулевая? Потому что уже есть мужество признать: да, я такой. И я это понимаю. Я вижу свою зависимость, она рядом, она управляет моей жизнью, и я с этим согласен. Я позволяю ей это делать со мной, потому что сам даю согласие каждый день своей жизни и несу за это ответственность.
Но однажды наступает отрезвление. Это может быть связано с ухудшением здоровья, внешнего вида, с анализом ситуации, если зависимый на это способен. Бывает, правда редко, что просто надоедает быть зависимым. Или не нравится физическое состояние в момент курения или употребления алкоголя. Или понимает, что слишком много тратит времени в угоду своей зависимости, а жизнь в этот момент проходит мимо. Это также может быть минутная рациональная мысль: а зачем это надо? В такую секунду наступает замечательный момент, когда можно снять с себя ошейник и, переступив через него, легко уйти в стороны личной свободы. Пять человек из ста так и делают. Они не ждут, когда мысль о личной свободе оформится, наполнится важностью текущего момента и предстоящих задач, овладеет желаниями и станет доминирующей. Вся эта ерунда их больше не интересует. Они просто делают шаг в сторону и при этом сами себе задают вопрос: что случится со мной, если я больше не выпью или не покурю? Ответ прост: ничего.
Это шаг не просто в сторону из порочного круга, это подъем на вторую ступень, о которой бывший зависимый пока еще ничего не знает. Он просто хочет попробовать и изучить себя, нового. Ему страшно, ведь впереди – пять минут, час, день, сутки без верной спутницы-зависимости, ласковой и привычной. Ему кажется, что вокруг образовалась пустота, и эту пустоту необходимо срочно заполнить, как раньше помогала ее заполнять сигарета или бутылка пива. Пустота на ощупь холодная, словно пронзительно свежий воздух морозного утра. На вид темная, как вечерние сумерки. На слух гулкая, как покинутый хозяевами дом, где еще недавно бегали дети и спала в углу на кухне собака. И никого больше вокруг нет. Да ведь и раньше никого не было, но была она, верная ласковая зависимость, и не было так одиноко. А теперь стало. И в этом страшном одиночестве надо прожить самые тяжелые первые три дня. И как-то справиться с непонятным настроением, резкими движениями, желанием куда-то бежать. Потом пройдут еще два дня. И ничего не случится. Эти дни заполнятся привычными делами, и они вытеснят страх, отгонят прочь дурные мысли. Пустота станет цветной, осязаемой, в ней появятся люди, которых не замечал, вещи, которыми не восхищался. Особенно хорошо помогает пережить такие дни природа. Так хорошо просто смотреть на верхушки деревьев, слушать плеск реки или шелест листьев, наблюдать движение облаков – и не думать больше о времени, никуда не спешить, потому что спешить больше некуда. А вечером, когда сгустятся сумерки, – включить яркий свет, взять любимую книгу или сесть рисовать. И снова никуда не спешить. Как приятно делать то, что нравится и на что никогда не хватало времени, потому что надо было каждый день платить за свою зависимость собственной совести и жизни.
А потом человек поднимется на третью ступень – ступень свободы. И пугающая пустота вокруг, которая образовалась после ухода от зависимости, вдруг окажется тем самым пространством, которое, оказывается, можно заполнить совершенно новыми вещами, действиями и привычками. И уже не важно, сколько нужно продержаться без нее, родимой, – месяц, два месяца, полгода, потому что она больше не нужна. И жить становится интересней, и течение жизни выравнивается: нет больше перепадов настроения, не хочется самого себя утешать, баловать вином, подставлять уставшую душу под ласковые лапы коварной зависимости. Это просто не нужно, потому что, оказывается, и нет такой усталости. Запахи становятся ощутимее, краски ярче, сны спокойнее, а будущее больше не беспокоит. Приходит осознание, что все уже сложилось. Надо только жить и заполнять собственную пустоту любовью и вниманием к себе, и понимать, что теперь слишком много сияния и света, радости, красок и силы жизни, и привыкать к этому.
На самом деле, принять решение и уйти от вредной привычки очень просто. Я знала достаточно много людей, которые, даже после многих лет употребления алкоголя и курения, легко уходили от этого. Но через месяц, полгода, год снова возвращались обратно к своей зависимости, потому что так и не придумали, чем заполнить внезапно возникшую пустоту, не справились с сиянием и силой каждого дня. Им было нечем заниматься, нечем компенсировать давление жизни, страх и боль, они сами себе оказались не интересны. А окружающим, замученным ежедневной суетой, было все равно, они их слишком мало ободряли и поддерживали. И зависимость снова побеждала.
На лестнице в небо из личного ада в рай еще очень много таких ступеней. И каждую можно пройти. Но всему должен быть свой час. Просто так не подняться. И трудно сказать, когда, в какое время придет желание сделать такой шаг. И, возможно, это нужно сделать не один раз, ничего плохого в этом нет. Большинство из нас это желание принимают за блажь и не слышат себя. Ныряют с головой в омут проблем и, уставшие, отдыхают в теплых объятьях своих зависимостей. Пусть, это тоже неплохо. В любой момент может прийти понимание собственных новых возможностей. И тогда можно искренне поблагодарить свою зависимость за всю помощь и все утешения в течение стольких лет и идти дальше самостоятельно. Она – поймет. И отпустит. Ей, на самом деле, все равно.

Конечно, это сказка, все не так просто, как здесь написано. Но почему бы не посмотреть на проблемы вот с такой стороны? Иногда непривычный ракурс делает привычные вещи менее сложными…

 

 

Share
Запись опубликована в рубрике Психология с метками , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий